Поиск
  • Осташковское благочиние

Помощь в ситуации кризисной беременности


Помощь в ситуации кризисной беременности, когда женщина начинает думать об аборте, – это не только спасение жизни еще не рожденного ребенка, но и спасение самой женщины от ошибки, о которой она будет сожалеть все дальнейшие годы, а порой и спасение отношений в семье. Православные психологические службы предотвращения абортов созданы во многих регионах. Как они работают, о чем заходит речь во время бесед с женщинами, какие трудности толкают беременную женщину к мысли об аборте, и как получается помочь всего за шаг до беды? – Деятельность службы началась в мае 2019 года при активной поддержке заведующей родильным отделением ЦРБ Олеси Александровны Лозену Нана. В женской консультации был выделен кабинет, в который приглашались на беседу женщины, обратившиеся в лечебное учреждение по поводу добровольного прерывания беременности, – рассказывает протоиерей Димитрий Марковский, настоятель Вознесенской церкви г. Осташкова в Тверской области. – Надо признать, что это очень сложная деятельность – подобрать правильные слова для разговора с человеком, который решился на такой шаг, как убийство нерожденного ребенка. Некоторые ведут себя агрессивно, возможно, от душевной боли, которая сопровождает это решение; воспринимают как препятствие для осуществления права распоряжаться своей жизнью, своим телом. Я же пытаюсь убедить их, что моя задача – объяснить последствия этого решения. Ведь ребенок в утробе женщины (сколько бы ни было срока от зачатия) – это уже новый человек, который имеет свои собственные права, и, прежде всего, право на жизнь. К тому же мой священнический опыт доказывает, что, сколько бы лет ни прошло после такой «операции», женщина душевно страдает, называет в числе первых этот грех на исповеди. Причем и на тех, кто вовлечен в грех аборта, – а это, прежде всего, мужчины, побуждающие, и часто вынуждающие женщин к этому греху – тяготеет тяжкое преступление, пока они не раскаялись. Уже первые месяцы дали результат; на свет появились детки, мамы которых изменили первоначальное решение об аборте. Но, с другой стороны, мы понимали, что нужен и другой тон, другие аргументы; необходим разговор с профессионально подготовленным специалистом – психологом. Таковой в нашей миссии стала Татьяна Валентиновна Жулего. – Я работаю психологом Кризисного отделения психолого-педагогической помощи семье и детям в Осташковском детском центре, который открыт на базе бывшего детдома. Есть опыт работы консультантом экстренной психологической службы «Телефон доверия», а также педагогом-психологом Осташковского финансово-экономического колледжа. Это мой профессиональный багаж взаимодействия с людьми, находящимися в трудной жизненной ситуации, которым я очень дорожу, – говорит Татьяна Жулего. – В прошлом году я имела возможность получить дополнительные знания, необходимые при консультировании в ситуации кризисной беременности, на семинаре-практикуме, который был организован в Тверской митрополии. С чего начинается этот нелегкий разговор? – Обратившись в медицинское учреждение за решением возникшей проблемы, женщина недоумевает: «Зачем психолог? Я уже все решила!», проявляет сопротивление или даже агрессию, что является вполне понятным и объяснимым. Поэтому, в первую очередь, важно снизить порог естественной тревоги и недоверия, чтобы разговор о важном и значимом сейчас все-таки состоялся. Среди причин, побудивших обратиться в женскую консультацию по поводу аборта, какие можно назвать основными – это материальные или жилищные трудности? – Да, эти тоже называются, но все-таки основными являются внутрисемейные проблемы и особенности межличностных отношений. Скорее всего, женщина просто не уверена, что ее мужчина готов со всей ответственностью разделить трудности и радости в воспитании будущего ребенка. Также в качестве причин называется уже наличие в семье детей – одного, двух, что подчеркивает неготовность признать зародившуюся новую жизнь за живое существо, а не часть женского организма. Спрашиваю: «Сколько лет вашему старшему сыну/дочке?» – «Семь». – «А второму?» – «Три». – «А третьему?» – «ЭТОМУ?» – замешательство, удивление, всплеск неожиданных эмоций… Неслучайно же в некоторых странах Востока возраст человека исчисляется от момента зачатия, и к дате рождения еще прибавляются месяцы внутриутробного развития. Продолжительный опыт работы в «Школе приемных родителей» позволяет мне с уверенностью говорить о том, что многие семейные пары лишены возможности иметь детей, но просто мечтают стать родителями. Спрашиваю собеседницу: «Могли бы Вы родить ребенка, отдать его на воспитание и сделать счастливыми какую-то бездетную пару?» – тут же встречаюсь с реакцией резкого отрицания: «Как потом я буду с этим жить?» А сколько мамочек удалось убедить сохранить жизнь ребенку? – В данном случае важна даже одна спасенная жизнь, а их за последний год – четыре. Мне кажется, что основная цель нашей работы заключается в том, чтобы помочь женщине (паре) произвести «внутреннюю инвентаризацию» личностных и семейных ресурсов, предупредить повторение подобных кризисов, пересмотреть отношение к себе, к своему здоровью, в том числе духовному, к взаимоотношениям в семье. К сожалению, в России, по данным статистики, более 1 миллиона операций по прерыванию беременности в год. Да, есть нацпроект «Демография», на федеральные программы которого планируется направить в 3.11 триллиона рублей до 2024 года. И все же: все начинается с семьи, готовности мужчины и женщины стать достойными родителями и воспитателями детей – будущего их самих и страны. Записала Наталья НИКОЛАЕВА Публикация сайта Тверской епархии

Просмотров: 2Комментариев: 0