Поиск
  • Осташковское благочиние

Цикл бесед в храме г. Осташкова

В дни Великого поста в храме Вознесения Господня г.Осташкова проходит цикл бесед, посвященных иконографии событий и святых, память которых совершается между Прощеным воскресеньем и Пасхой. Беседы проводит чтец нашего храма Александр Борисович Глаголев, выпускник философского факультета СПбГУ, а также член Союза художников России, работы которого представлены в каталогах Союза художников и Российской Академии художеств. Первая — вводная беседа — была посвящена богословским основаниям иконографии. Вот главные тезисы этой беседы. Как учат нас отцы Церкви, человек троичен по своей природе. Сообразно этому, изобразительное искусство тоже можно разделить на фотографию, которая запечатлевает личину, картину, которая пытается отобразить душевный мир человека, и икону, которая стремится к лику. Любой человек многогранен, и художник в работе над портретом трактует его по-своему. Каждый портрет (как и картины других жанров) несёт на себе отпечаток души художника. Работая над картиной, художник сперва делает черновые эскизы, зарисовки с натуры, изучает архитектурные детали, костюмы, предметы интерьера... Всё это он компонует и из этого получается окончательная картина. Порой этот процесс затягивается на долгие годы. Скажем, Александр Иванов писал «Явление Христа народу» целых двадцать пять лет. Художники черпают материал для своих картин — в том числе и на религиозные темы — в окружающем мире. И даже при создании икон, выполненных в живописно-реалистичной манере, они вдохновляются земными образами. (На создание запрестольного образа Богородицы для Владимирского храма в Киеве Васнецов вдохновлялся образом собственной супруги и маленького сына; примеры можно продолжать очень долго.) Картина является частью нашей обычной земной жизни. Икона же является частью жизни Святой Церкви. И вне Церкви ни понять, ни объяснить её невозможно. Икона стремится к лику, к духовной сущности человека. Дух — это Божественное начало, сообщившее человеку Образ Божий и Подобие Божие. Если человек избирает подвигом жизни Богоуподобление, он очищает себя от греховной шелухи и Образ Божий в нём светлеет, проступает вперёд и становится ясным, заметным. В таком человеке лицо переходит лик. Вот этот лик и запечатлевает икона. Художник изучает и изображает тот мир, в котором он живёт. Иконописец пытается постичь мир духовный, первым признаком жизни которого является молитва. Эту молитву, составляющую дыхание духовной жизни, выражает икона. Икона и есть молитва, воплощённая в красках и линиях. Картина предполагает зрителя. Икона же предназначена исключительно для молящегося перед ней верующего. Её цель — помочь молитве молящегося. Что такое правильная молитва? Как учат нас святые отцы, правильная молитва заключается в собранности, в том, чтоб ум не отбегал от слов молитвы, внимание не теряло смысла произносимых слов. Икона всем своим видом, композицией и структурой властно останавливает рассеянный земной ум. Наш обычный ум, сталкиваясь с изображением, первым делом по привычке ищет знакомое пространство и на иконе не находит его. Очертания святых на иконах почти плоские, силуэтные, лишённые особенностей земной плоти. Природа изображается на плоскости, без пространственной глубины, без земной реальности. Кроме того, вы никогда не встретите на иконе самостоятельного пейзажа — природа не мыслится иконописцем без человека. События на иконах изображаются вне привычной земной обстановки, в их вневременном значении. Можно сказать, что икона показывает лик события. Таковы иконы двунадесятых праздников и другие. Может возникнуть вопрос: вторая заповедь Закона Божия, данного израильтянам через Моисея на Синае, ясно говорит: «Не сотвори себе кумира и всякого подобия...», то есть, фактически запрещает изображать Бога; почему же тогда существуют иконы? Этот вопрос уже вставал в начале восьмого века, когда на почве неправильно истолкованной заповеди возникла иконоборческая ересь, которая свирепствовала сто десять лет и унесла жизни многих подвижников, защищавших от поругания не только иконы как таковые, но и учение о Боговоплощении, выражением которого является икона. Второе лицо Пресвятой Троицы, оставаясь совершенным Богом и в своём Божестве неописуемым Словом Отчим, стало человеком, заимствовав у Божией Матери человеческую природу в её полноте, не изменяя своего Божества и не смешивая его с человечеством, Христос явился Богом и человеком в одно и то же время. Тот, кто совершенно непостижим и неизобразим, стал описуемым и изобразимым, приняв человеческую плоть. Таким образом, как писал Феодор Студит, «отвергая икону, вы отвергаете Христа». Закончим словами из кондака Торжества Православия: «Неописанное Слово Отчее из Тебе, Богородице, описася воплощаем... Исповедающе спасение словом и делом сие воображаем». То есть, неописуемое Слово Отца сделало себя описуемым, воплотившись от Тебя, Богоматерь. И, исповедуя Спасение, мы выражаем это словом и делом. Точнее, воображаем, словом и делом. Так становятся понятны богословские основания иконографии, то есть описания тем и сюжетов независимо от особенностей исторического типа искусства, художественного направления, течения, стиля и школы, способов и средств художественного выражения. Икона — это явление Божественной истины, а иконописец является лишь посредником и проводником истины. Поэтому вопроса подлинности для иконы вообще не существует, каждая каноническая икона подлинна — ведь она указывает на Божественный первообраз. Именно поэтому существует такое большое количество икон, которые в той или иной степени отличаются друг от друга, но отсылают к одному оригиналу.


Просмотров: 0Комментариев: 0